"2:1" и "законодатель мод" в тяжелой атлетике Дмитрий Клоков

Чемпион мира в весовой категории до 105 кг штангист Дмитрий Клоков о принципах отбора на пекинскую Олимпиаду, "сгонке" веса и журналах экономической тематики. Полная текстовая версия программы от 29.05.08.

Александр Шмурнов:

Здравствуйте! Вы смотрите программу 2:1. Сегодня у нас получится, наверное, серьезный, солидный разговор благодаря нашему гостю штангисту Дмитрию Клокову. Алексей Андронов прошу любить и жаловать. Добрый вечер, друзья! Мы пока к тяжелой атлетике не обращались, но у нас много было...

 Алексей Андронов:

Попыток.

Александр Шмурнов:

Попыток само собой. Но здесь в этой студии появлялись. По-моему, Дмитрий в этом году вы тоже были, в другой программе. У нас гости были. Я не о том хотел сказать. У нас просто в этом году было много больших мощных людей. Ваш вид спорта, на ваш вкус, от единоборств чем-то отличается? Или это тоже своего рода единоборство, как Высоцкий пел: Мой соперник штанга.

Дмитрий Клоков:

Абсолютно верно. У нас тоже единоборство также боремся между собой со снарядом.

Алексей Андронов:

В футболе ходит расхожее выражение, что штанга это подруга вратаря. А для вас штанга это что?

Дмитрий Клоков:

Это и подруга,  жена, потому что для многих штанга это и личная жизнь, и хобби, и профессия она все.

Александр Шмурнов:

А как же хобби? Бывает, что вы и лишнее даже то, что не требует тренировочный процесс делаете со штангой?

Дмитрий Клоков:

Почему? Изначально я пришел в штангу не для того, чтобы выиграть Олимпийские игры. Я пришел досуг свой проводить, стать сильным, уйти с улицы, как меня родители отдали в спорт, чтобы я не болтался. Я и детей своих будущих обязательно отдам.

Александр Шмурнов:

А куда, кстати? Тоже в штангу?

Дмитрий Клоков:

Да.

Александр Шмурнов:

А как же разнообразие?

Дмитрий Клоков:

А зачем? Если он придет  штангу, я  смогу ему чем-то помочь, поделиться опытом.

Алексей Андронов:

А почему такое разделении если пацан, то в штангу? Как вы вообще к женской тяжелой атлетике относитесь?

Дмитрий Клоков:

Абсолютно спокойно. Я всегда говорил. Есть девчонка из деревни крупная девчонка, куда ей идти? В гимнастику она не пойдет, пойдет в штангу. Вот она придет туда, начнет заниматься, она по России поездит, начнет на международные соревнования ездить, квартиру может заработать, зарплату какую-то, то есть перспективы есть.

Александр Шмурнов:

Зарплата, квартира. А вот мы говорили в одной из предыдущих программ с борцом, с тренером сборной России по вольной борьбе Джамболатом Тедеевым, и он рассказывал, что получали в советские времена по 80 рублей, зато квартиру, машину те, кто выигрывал олимпийские чемпионы, чемпионы мира действительно зарплату от Федерации. Что происходит у вас? Как содержится вид спорта? Речь идет не о вашем лицевом счете это не наше дело, но как обстоят дела с деньгами в тяжелой атлетике?

Дмитрий Клоков:

Предыдущее поколение страдало они получали мизер, которого хватало на проживание. Сейчас, конечно, спорт везде стал популярен. Зарплаты далеки от НХЛ, от футбола, но это очень приличные деньги. Я сейчас был на чемпионате России в Саранске и ехал в такси, и таксист меня спросил, сколько у меня зарплата. Я говорю, что столько-то столько-то, но это при условии, если ты в сборной, выиграл чемпионат мира. А он говорит, что это прилично это зарплата наших директоров заводов.

Александр Шмурнов:

Дорогие телезрители, звоните в Саранск, выясняйте, какие там зарплаты у директоров заводов, если вам интересно, сколько зарабатывают штангисты. Вот разделение, опять же к разговору с Тедеевым возвращаясь, между теми, кто в сборную попал и теми, кто еще на подходе, грань серьезная пролегает?

Дмитрий Клоков:

Большая грань. Все равно стало лучше. Тут же есть сборная взрослая, есть юниорская, есть юношеская. Юношам раньше вообще не платили. Юниорам тоже можно сказать не платили. Юниору что надо он не думает ни о квартирах, ни о машинах, хотя сейчас деньги есть, поэтому начинают думать.  Там уже изначально идут, зная, что я хочу жить так, так и так, хочу иметь то-то, то-то, то-то.

Алексей Андронов:

А ведь в те самые советские годы, которые мы сейчас вспоминали, не было практически конкуренции. Сейчас многие штангисты не хотят долго ждать своего места под солнцем и, например, уходят в шоу Самый сильный человек - оно популярно. Видимо, какие-то гонорары там платят.

Дмитрий Клоков:

В Советском Союзе была конкуренция, причем серьезная. У меня отец выступал в Советском Союзе как раз, и там были такие чемпионаты СССР, когда человек устанавливал мировой рекорд в толчке, но в тройку не попадал становился 6-м. Причем мой отец, был в самой популярной, в которой я сейчас выступаю (она раньше немного по-другому называется категория 105, а тогда 110), самой насыщенной категории. Все самые ожесточенные бои были в ней, что и сейчас происходит. Что касается шоу, то каждый человек к чему-то расположен. Кто-то спокоен, флегматичен ему хочется спокойно делать свое дело, получать от этого удовольствие, небольшую зарплату, никуда не лезть. А другой шоумен, ему хочется этого всего, и у него это получается. Почему бы нет? Все равно профессия должна быть для души, иначе она не принесет тебе удовольствия. Никакая зарплата тебе не возместит того, что ты тратишь эмоции свои.

Алексей Андронов:

У нас все разговоры, которые были о легкой атлетике в этой студии, были с оттенком легкой грусти в той части, что общались мы с Николаем Дурмановым. В какой степени на спортсменов сказалась эта ситуация, не очень, наверное, приятная, когда кого-то ловят за руку? Это же бросает тень на весь спорт. Тем более, что у нас был шанс вообще, я так понимаю, при определенном раскладе потерять сборную в Пекине.

Дмитрий Клоков:

Тяжелая атлетика всегда в тени допинговых скандалов находится, поэтому мы к этому привыкли. Это, в принципе, естественно. Тут понимаете, обычные люди, не спортсмены, дилетанты в спорте в плане допинга, к тяжелой атлетике приплюсовывают все остальные виды спорта, связанные с силовыми это и бодибилдинг, и так далее. Для них это все тяжелая атлетика. Они говорят: А сколько ты жмешь лежа, сколько ты приседаешь?. Они все вплетают в одну кучу, и допинговые скандалы, о которых они услышали, приплюсовывают к тяжелой атлетике. Так что сами по себе допинговые скандалы в тяжелой атлетике не так часты.

Александр Шмурнов:

Дурманов говорил, что главная цель тех, кто допинг производит и распространяет, - это не спортсмены, а люди, которые пришли в зал, хотят сделать себе тело, новую внешность, и вот они очень часто пользуются.

Дмитрий Клоков:

Это верно. Приходят в зал штанги, и видят, что там здоровые ребята поднимают штанги. Такому человеку по доброте душевной расскажут, где купить, как есть. Я смотрел передачу с Дурмановым, и он правильно сказал, что люди эти дилетанты, не профессионалы они не доктора, не профессиональные спортсмены, и они скажут сумасшедшие дозы, и пацана можно действительно загубить. Вот в этом самая большая проблема допинга.

Дмитрий Клоков:

Все-таки, что вы отвечаете людям?

Дмитрий Клоков:

Принимаете ли вы допинг?

Алексей Андронов:

Нетне о том говорю...

Дмитрий Клоков:

А я говорю, что да, потому что и вы принимаете допинг. Вы принимаете допинг, и даже не подозреваете, что его принимаете.

Алексей Андронов:

Я чашку кофе выпил. Это допинг?

Дмитрий Клоков:

Можно сказать, да.

Александр Шмурнов:

Есть же грань.

Дмитрий Клоков:

Человек заболел. Он приходит в аптеку, и говорит, что у него болит то-то, то-то бронхит. Ему выписывают лекарство, и он даже не подозревает, что в этом лекарстве находится препарат, которые для спортсмена запрещен. Я выпил лекарство, и я не стану от него сильнее. Я просто выпил его для того, чтобы у меня прошла моя болячка, но уже меня имеют право поймать. Запрещено все практически.

Алексей Андронов:

Я к вопросу возвращаюсь. Я о другом хотел спросить. В понимании обывателя тяжелая атлетика там, где  тем более намешано из всех видов спорта то, что они слышали вид спорта, извините, лошадиный, который нет смысла смотреть, потому что все они что-то едят, колются, и нет смысла смотреть, потому что вопрос только в том, кого поймают, кого не поймают, тем более сейчас срок давности уже 8 лет по пробам, и до сих пор вполне могут лишить сиднейских победителей и призеров, если что-то сейчас найдется в тех пробах, которые в банке лежат замороженные.  Репутация вида спорта страдает или нет? Велосипедный спорт, например, очень пострадал от такого количества обсуждений допинговой темы.

Александр Шмурнов:

Даже не применения допинга, а именно объем муссирования всего этого. Какое у вас ощущение?

Дмитрий Клоков:

Я на это внимания не обращаю. Вид спорта у нас не особо популярный. Есть действительно фанаты, которые любят тяжелую атлетику их уже ничто не спугнет. Пугают как раз родителей, которые задумывались отдать своего ребенка в штангу. Они услышали конечно, им не приятно, и они не отдадут в 80% случаев. Это, конечно, обидно.

Алексей Андронов:

Есть ли то, о чем еще говорил Дурманов, когда приходит мальчик, занимающийся штангой, похожий на девочку, а потом и выясняется, что это девочка, которую уже в юном возрасте начинают накачивать препаратами, потому что тренеру важно, чтобы его подопечная давала результат. Это проблема существует? Грубо говоря, вам нужно выступить в амплуа, которое в свое время Александр Невский занял в начале эпохи культуризма в России, когда он появлялся во всех газетах России и проповедовал правильный подход. В штанге есть необходимость просвещать молодежь и объяснять им, что не надо есть лишнего, можно добиться успеха без этого и так далее?

Дмитрий Клоков:

Это стоит делать даже из-за того, что они пришли. Просто завести их в зал, а дальше он может уйти, может не уйти, но главное, чтобы он пришел. У каждого все равно свое мнение сформируется где-то по слухам, где-то по каким-то статьям. Невозможно каждому же объяснить. Или могут на меня посмотреть, и сказать: Что-то ты меня дуришь, парень, я вот уже месяц тренируюсь, или год, а у меня такого нет. Но я же с 12 лет тренируюсь и постоянно сижу на сборах. А он, пусть даже каждый день тренируется, получится 7 раз в неделю, а у нас почти каждый по 2 тренировки, поэтому мои 12 лет превращаются практически в 24.

Александр Шмурнов:

Насчет популярности вашего вида спорта. Наш олимпийских цикл призван популяризировать все виды спорта мы такую задачу перед собой поставили, кроме информационной. Сейчас наш сюжет рассказ о тяжелой атлетике вообще.

 Спортивный атлетизм вырос из атлетизма популярного, балаганного, театрализованного, когда на арене выступали силачи, вызывающие своих соперников из числа публики, они прогибали железные прутья, поднимали телеги.

В августе 1885 года в Петербурге появился кружок любителей тяжелой атлетики. На первых Олимпийских играх в Афинах в 1896 году в программу соревнований входили два упражнения поднятие штанги одной и двумя руками.

Женская тяжелая атлетика появилась в 1983 году, а олимпийским видом спорта она стала лишь в 2000. Тяжелая атлетика это прямое соревнование, когда каждый атлет имеет по три попытки  в рывке и три попытки в толчке. Самый тяжелый вес поднятой штанги в каждом упражнении суммируется в общем зачете. Соревнования по тяжелой атлетике судят три рефери, и их решения становятся официальными по принципу большинства.

Рывок это упражнение, в котором спортсмен тянет штангу прямо с помоста на полную длину рук над головой в одно слитное движение, одновременно подседая под нее. Затем, удерживая штангу над головой, спортсмен поднимается. При неправильном рывке или при не соблюдении техники безопасности например, отсутствии пояса спортсмен рискует получить травму пояснично-крестцового отдела позвоночника.

Толчок это упражнение состоит из двух отдельных движений. Во время взятия на грудь, спортсмен отрывает штангу от помоста, тянет ее на грудь, одновременно подседая, а затем поднимается. После он полуприседает и резким движением посылает штангу вверх, одновременно приседая в ножницы. После фиксирования положения штанги спортсмен поднимается. 

Если два спортсмена закончили выступление с одинаковым результатом, победа присуждается тому, кто легче. Во время подъема штанги спортсмены рискуют потерять сознание. Это обусловлено тем, что резко сужаются сосуды головного мозга. Другая причина из-за нагрузки на сердце. В мозге застаивается венозная кровь, а артериальная поступает плохо. Решением таких проблем может стать правильное дыхание и хорошая разминка перед тренировкой.

Алексей Андронов:

Существует какая-то региональная направленность тяжелой атлетики, как это у нас происходит в борьбе. Вольная борьба это в основном Кавказ, Осетия, Дагестан и Чечня. Греко-римская борьба   теперь почти вся Сибирь. Они, видимо, по стопам Карелина туда направились в разные города. Женский бокс, например, - это Ставрополь. Что в  тяжелой атлетике происходит?

Дмитрий Клоков:

Абсолютно та же ситуация. Можно сказать, что Кавказ. Понимаете, Кавказ это такое место, где люди не поддаются каким-то модным веяниям. Я не представляю, придя на улицы Нальчика, людей, катающихся на скейтборде. У меня такое мнение, что там все борются, все занимаются штангой. А в крупных мегаполисах это сплошные модные виды спорта. Все думают только о деньгах. Родители изначально думают об этом.

Александр Шмурнов:

К спорту относятся, как к возможности своего ребенка продвинуть и самим заработать это мы понимаем.

Алексей Андронов:

Во Владикавказе какой процент детей попадает в  секцию тенниса?

Александр Шмурнов:

Небольшой, потому что там нет тенниса. Я не о том. Борцы же, как нам здесь рассказывали, все в ЦСКА, то есть традиции на Северном Кавказе не мешает борцам хорошо жить, перебираться в Москву, становиться москвичами и быть поближе у пирогу в любом случае.

Алексей Андронов:

Для этого, как мне кажется, надо попасть в сборную или на какую-то орбиту, потому что просто так в Москву не придешь и не будешь бороться с каждым человеком за кусок хлеба.

Дмитрий Клоков:

Мне кажется, когда идет очень большой поток ребят, то и тренер работает с такой массой, и он набирается огромного опыта и через какое-то время становится действительно профессионалом. А если он профессионал, то к нему еще больше ребят идет. В теннисе есть богатые родители, которые могут себе позволить, потому что это же очень большие деньги нужны. Чтобы воспитать профессионального тениста, нужны колоссальные деньги. В штанге же этого ничего не надо главное, чтобы они были в состоянии тебя кормить. Штангист это сразу еда, много еды, потому что, чтобы нарастить мышцы, нужно кушать много, причем правильно и систематически. Многие ребята из-за этого заканчивают я сам просто знаю. Я выступаю за Уфу параллельно с Московской областью, и у моего тренера очень многие ребята завязали со штангой, потому что просто реально не хватает еды. Родители не могут себе позволить накормить ребенка.

Алексей Андронов:

Я пытаюсь представить себе, что же это такое много кушать и правильно кушать.

Александр Шмурнов:

Что, кстати, кушать-то надо?

Дмитрий Клоков:

Купить и съесть большой кусок мяса это не каждый может себе позволить. Они там покупают себе макароны с тушенкой, и то по праздникам. В штангу, кстати, большинство идут из неблагоприятных семей, особенно в женской тяжелой атлетике. Это как раз такие дети, у которых один родитель в семье. Я не говорю про сборную. Я про массу говорю. Люди от безвыходности идут. Женская тяжелая атлетика сейчас на стадии становления. Сейчас у любой девчонки гигантский шанс стать олимпийской чемпионкой. Штанга существует лет 10 это два поколения, третье.

Алексей Андронов:

Кстати, какие отношения между сборными? Ходят легенды, что мужчины-штангисты чуть ли не отказываются на одном сборе находиться с женщинами.

Дмитрий Клоков:

Мужчины как раз-таки с удовольствием.

Александр Шмурнов:

А почему они должны отказываться?

Алексей Андронов:

Потому что сборы, далеко от дома, начинаются какие-то другие вещи. У нас в стране не принято на эту тему говорить. В Советском Союзе секса нет, а в Германии не так давно копьеметательница, которая многого добилась в 1980-е годы, рассказала, что у нее был за 20 минут до выхода в сектор.

Александр Шмурнов:

Передача Про это (смеется).

Дмитрий Клоков:

Можно так сказать (смеется). Сборные совмещают накануне каких-то соревнований. Как правило, это не чемпионат России. Это или мира, или Европы, или Олимпийские игры. Представьте две сборные. Штанга очень зависит от этого дела. Если это делать за два дняпонимаете, молодой парень и молодая девчонка это сплошной адреналин. Это одним разом может не ограничиться. А для штанги это самая большая проблема.

Александр Шмурнов:

В тяжелой атлетике секса нет.

Дмитрий Клоков:

Можно так сказать. Хотя взрослые сборные можно объединять, потому что у всех семьи, есть ответственность. А у юниоров и юношей ветер в голове, сплошной адреналин их нельзя совмещать.

Алексей Андронов:

То есть Йожеф Сабо в чем-то был прав, запретив футболистам за 2-3 дня до игр общаться с женами.

Дмитрий Клоков:

В это есть логика. Ты же выплескиваешь себя, энергию.

Алексей Андронов:

У женщин может быть и другая реакция.

Дмитрий Клоков:

У женщин другая.

Александр Шмурнов:

Это уже программа Здоровье какая-то (смеется). Дим, вы сказали про поколение: 10 лет два поколения, уже третье. Что, срок 5 лет для спортсмена?

Дмитрий Клоков:

Есть и те, кто и дольше остается. Есть у нас Аслан Баматалиев из Чечни, ему где-то 36 лет. В принципе штанга это возрастной вид спорта. Это не фигурное катание и гимнастика.

Алексей Андронов:

Существует какой-то возрастной ценз?

Дмитрий Клоков:

В принципе с 30 вроде бы можно уже выступать по ветеранам.

Алексей Андронов:

Я имею в виду, когда уже не пустят.

Дмитрий Клоков:

Проходит взрослая сборная, начинаются плавно ветераны, очень плавно и незаметно.

Алексей Андронов:

Вот эти 5 лет одной из главных мировых звезд тяжелой атлетики был, конечно, Халил Мутлу, который за 8 лет не проиграл ни одного старта, потом в какой-то момент ушел, а сейчас, я так понимаю, усиленно готовится  к Пекину.

Дмитрий Клоков:

Это единственный, кто может стать 4-х кратным олимпийским чемпионом.

Алексей Андронов:

Это феномен? По сути человек держится на вершине уже без малого 12 лет.

Дмитрий Клоков:

На него достаточно просто посмотреть на такой росточек это уже феномен. У него длинное тело и короткие конечности. Это уже изначально для штанги очень хорошо. Плюс маленькая весовая категория. Тяжело муху подготовить мухой надо родиться. Это категория 62 кг. Человек должен родиться, прийти в этот вид спорта, и он изначально должен быть маленьким. Человек может быть маленьким по юниорам, а потом у него как начнет вес расти.

Алексей Андронов:

Кстати, гонять приходится много тем, кто в средних и маленьких весовых категориях?

Дмитрий Клоков:

Да.

Алексей Андронов:

И вам тоже?

Дмитрий Клоков:

Конечно. Я перед соревнованиями вешу 112. Перед прошлым чемпионатом России я весил 115.

Александр Шмурнов:

А как это происходит?

Дмитрий Клоков:

У всех по-разному. Кому-то достаточно меньше есть начинать. Я очень много пью. Мне с этим тяжело. Можно сказать, я водяной - мне можно прекратить пить воду, и сразу уходит 5 кг. В баню также можно сходить.

Алексей Андронов:

А когда происходит взвешивание? К какому моменту вы должны быть готовы с точки зрения веса и сколько времени проходит до старта. Боксеры, например, взвешиваются утром, и если утром он весит 61, то к вечеру он может весить 65.

Дмитрий Клоков:

Это было бы хорошо для нас, но у нас все по-другому.  У нас взвешивание происходит, предположим, в 10 утра до 11. А в 12 уже начинаются соревнования. То есть от начала взвешивания до начала соревнований 2 часа.

Александр Шмурнов:

А если что-то быстро съесть?

Дмитрий Клоков:

Да, если ты идешь по жребию первым, то ты взвесился первым, и у тебя 2 часа получается.

Александр Шмурнов:

Реально можно что-нибудь съесть?

Дмитрий Клоков:

Килограмма 2 можно уж точно. Если ты не ел и не пил как минимум 2 последних дня, а придерживался и до того 2 недели диеты, то  представляете, какое желание выпить холодненькой водички, но, как правило, люди не хотят есть после соревнований.

Александр Шмурнов:

А вот в этот момент между взвешиванием и соревнованиям едят?

Дмитрий Клоков:

Обязательно. Но больше всего пьют. А что такое 2 литра после засухи такой.

Алексей Андронов:

А что едят-то? Известно, что Джордж Форман рекламировал гамбургеры в Америке был там главной звездой.

Дмитрий Клоков:

Я могу сказать, что я ем. У меня такое строение, что я сухой - у меня вообще нет жира, у меня кожа очень тонкая как бумага. Поэтому естественно,  когда я гоняю, я не могу сбросить вес,  сбросив жир. У меня все уходит в мышцы. Поэтому когда уходит вода. естественно, уходят и соли, и все прочее. После взвешивания надо соленого специально, настойки, поесть соленого. Мяса тоже чуть-чуть. И сладкого тоже нужно это калории.

Алексей Андронов:

Тема спортивного питания это для отдельной какой-то программы.

Александр Шмурнов:

Здоровье.

Алексей Андронов:

Нет. Большой спорт  и здоровье рядом обычно не идут. Просто со сколькими я не общался спортсменами из разных видов спорта, у каждого свои нюансы. Наши футболисты очень долго не понимали, когда приезжали итальянский диетологи и заставляли есть макароны в день игры обязательно.

Александр Шмурнов:

Италия 4-х кратный чемпион мира, потому что у них макароны, видимо. Что происходит не только в вашей весовой категории, но и в остальных. Кто соперники? Рассчитываем ли мы на какие-то конкретные медали?

Дмитрий Клоков:

Я не могу сказать, что состав определился, хотя говорили, что он определится по результатам чемпионата России. Многие ребята не выступали. Но есть претенденты, которые в случае удачной подготовки без травм уже 100% попадают. В мужской сборной поедут 6 человек. Я думаю, человека два уже точно определилось один из них в нашей весовой категории это чемпион России нынешнего года Дмитрий Лапиков. И еще один Олег Перепеченов, чемпион Европы последнего года. Что касается остальных, это под большим вопросом. У нас в категории за вторую путевку 3 человека будут бороться до конца  - еще месяц будет решаться.

Алексей Андронов:

А как это будет решаться?

Дмитрий Клоков:

Я не знаю. Это тренера. По подготовке будет видно. Спорт такая штука ты сегодня пришел случайно травмировался, и все.

Александр Шмурнов:

Кстати, насчет травмы. Потрясающе выглядел выход Берестова, когда он с третьей попытки, даже не в состоянии уже ходить, поднял тот вес, который позволил ему стать чемпионом мира. Как вообще это возможно? Он действительно надорвал мышцу?

Дмитрий Клоков:

Скорее всего, надорвал. Мы сейчас вместе лечимся в ЦИТО естественно, он туда не просто так ездит. Что у него, я не знаю. Во сяком случае, на чемпионате России он не выступал. Ригерт наш главный тренер, в 1975 или в 1976 году интересно смотреть видеозапись -  с третьей попытки поднял, хоть у него была травма. Кстати, мой тренер  после этой записи пришел в тяжелую атлетику, то есть не будь этой записи, не было бы и меня, потому что в спорт меня как раз он привел.

Александр Шмурнов:

То есть Берестов тоже рекламировал этим своим подвигом.

Алексей Андронов:

Почему 6 человек всего поедет? Сколько весовых категорий?

Дмитрий Клоков:

Так получилось. Женская тяжелая атлетика вошла в программу Олимпийских игр. Раньше было 8. А после того как девчонки тоже стали участвовать в Олимпийских играх, на них бросили немного тоже. То есть всего состав будет 10 человек.

Александр Шмурнов:

Международная федерация определяет, сколько от страны представительство?

Алексей Андронов:

Ведь в некоторых весах по 2 человека.

Дмитрий Клоков:

Едем полным составом. В течение двух последних лет на чемпионатах мира был отбор, то есть надо было пройти квалификацию. Надо было попадать в 5-ку или 4-ку, чтобы попадать. Мы, например, завоевали все путевки. А от какой-то страны могут поехать и два человека, и по одному. 

Александр Шмурнов:

Где место России в мировой тяжелой атлетике?

Дмитрий Клоков:

На самом верху.

Александр Шмурнов:

И никогда мы не опускались? Вот тоже тема: Советский Союз разрушился, у федерации проблемы, деньги закончились. Опять же возвращение к разговору с тренером по вольной борьбе. В их виде спорта ничего не менялось и даже становилось лучше в какой-то момент. Что у вас?

Дмитрий Клоков:

Когда говоришь о каком-то виде спорта, сразу какие-то имена приходят на ум. Когда говоришь о тяжелой атлетике, сразу приходит на ум Россия. Она всегда будет. Славяне сами по себе сильнее. Мы же не спорим, что негры бегают на 100-метровку быстрее или что марафонцы это кенийцы.  Это бесспорно также и в тяжелой атлетике.

Алексей Андронов:

Проблема, может быть, еще и в том, что ее не культивировали и не развивали в Африке должным образом, потому что если говорить о том, что тяжелая атлетика путь наверх для неблагополучных семей и детей оттуда, то Африке

Дмитрий Клоков:

Здесь же еще от состояния зависит. Почему негры так бегают? Длина мышц, эластичность другая. У них что-то там с икрами еще.

Алексей Андронов:

А как же Болгария? Это, видимо, тоже вершина тяжелой атлетики.

Дмитрий Клоков:

Это и не негры.

Алексей Андронов:

Хотя в какой-то момент они в Катар переместились 7 человек. Кто наши основные соперники? Понятно, что Турция, наверное

Дмитрий Клоков:

В каждом виде спорта наступает смена поколения. Вот у нас смена поколения была в 2000 году. Было видно, что на Олимпиаду поехали или ветераны, или молодые. Сейчас уже в сборной остались 1-2 человека. Смена произошла уже.

Александр Шмурнов:

Еще один сюжет в программе. Мы попытались представить небольшой портрет нашего гостя.

В семье Клоковых два штангиста, и оба чемпионы мира. Дмитрию, с одной стороны, повезло отец, как мог, пытался уберечь сына от собственных ошибок. Может быть, поэтому сын добился тех же результатов, будучи на 3 года младше, чем когда-то Вячеслав Клоков. С другой стороны, судьба Дмитрия практически предрешена. Он обречен вести заочный спор с папой, чтобы затем передать и счастливое полотенце Вячеслава, и свое чемпионское трико. Но третий чемпион пока только в планах Дмитрий не добрался до вершин Олимпийских, да и защитить свой титул в 2007 Клоков не сумел, завоевав только бронзу. Кстати, не отец подтолкнул сына к занятию тяжелой атлетикой. Он был не рад поначалу  - лучше, говорит, учись. Но Дмитрий закончил школу с тремя 4 и остальными 5. А когда поехал на чемпионат Европы среди юношей, стал третьим тут впервые отец и поверил в сына.

Вячеслав Клоков:

Работаешь, не размениваешься мастер спорта или что-то еще. Только высшие цели, самоотверженность, самоотдача, профессиональный подход, а иначе никакого спорта не будет. Или работаешь по полной, или никак.

Вот некоторые из правил Дмитрия: нельзя переступать через штангу или пинать ее. Спать нужно как минимум три раза в день. В свободное время Клоков поет под караоке и учит иностранные языки целых 5. Английский обязательно нужно знать.  Испанский, итальянский и английский легко даются, потому то похожи, ну еще и китайский. И вот еще три ключевые цифры: 200 кг в рывке и 235 Дмитрий толкнул это воспоминания о золоте 2005. И, наконец, 25 это лучший возраст для штангиста. А напоследок зарисовка из серии "Как закалялась сталь".

Александр Шмурнов:

Дмитрий, позвольте немножко бестактный вопрос. В январе еще Александр Карелин начал рассказывать историю. Вот они тренировались борцы, боксеры в Подольске, и приходит он в книжный магазин. Кассирша спрашивает: Тебе книги-то зачем? Из зала пришел? У тебя там кровать качается? Подставить хочешь?. Воспринимают спортсменов как людей не самых интеллектуальных. По вашей речи понятно, что вы должны читать, много, как мне представляется. Вы читаете? Что вам интересно?

Дмитрий Клоков:

Я читаю больше журналы, причем специфические в основном по бизнесу. У меня отец, я считаю, успешный бизнесмен. Мне это интересно, хочется в этом разбираться он меня на это подсадил. В школе, как все читали мне это не интересно.

Александр Шмурнов:

Тем не менее, читаете вы много?

Дмитрий Клоков:

Журналы выходят всю пачку и читаю. Что приятно, видимо, интересы передаются друг другу ребята начали брать. Раньше не было ни компьютеров, ничего. Ребята начали у меня брать журналы. А знаете почему начали брать? Начали деньги платить. В сборной не дураки, умные люди. На самом деле в сборную так просто не попадешь пусть не знать всех классиков, не быть физиком-ядерщиком, но надо просто быть умным человеком.

Александр Шмурнов:

В бытовом плане.

Дмитрий Клоков:

Когда начали платить деньги, пришло осознание, что спорт короткий, и после спорта надо куда-то идти. У нас нет времени на то, чтобы заканчивать бинес-школы, но что мы можем, - это самообразование, закладывание основ. Мне нравятся эти журналы потому то там есть истории то, чему учат в бизнес-школах, насколько я понимаю.

Александр Шмурнов:

Как складывались судьбы и дела.

Дмитрий Клоков:

Да. Мы должны понимать, что Форд не стал богатым из-за того, что у него было много денег. Он, как и все, начинал с нуля и достиг. Сейчас компьютеров стало много, доступно.

Алексей Андронов:

Вы с компьютером на ты?

Дмитрий Клоков:

Не то, чтобы на ты. Я не играю в компьютерные игры.

Алексей Андронов:

Это нормально. Я знаю, почему. Я еще ни разу не видел компьютерной игры по поднятию штанги.

Дмитрий Клоков:

Есть такая. Она немножко примитивная.

Александр Шмурнов:

А что там делать надо?

Дмитрий Клоков:

Помните, раньше были Sony Play Station, джойстик и кнопки. Интерес этой игры был в том, что стоит штангист, подходит к весу и берется за штангу, и потом (от меня что должно зависеть) я должен нижние две кнопки очень быстро нажать. И чем больше вес, тем быстрее надо эти кнопки нажимать. У нас от этого много зависит. То есть мы штангу берем как раз-таки в замок, обхватываем, перехватываем и на пальцы зажимаем. А у нас у всех были стерты эти пальцы хорошо, что эта игра быстро отошла, появились ноутбуки.

Алексей Андронов:

Вы, насколько я понимаю, довольно спокойно относитесь в своей собственно спортивной перспективе, то есть спокойно рассуждаете о каких-то вещах около или после спорта. Знаете, многие спортсмены (для них это обычно бывает трагедия), когда человек в 17 лет выдумал себе легенду, что он обязательно должен стать олимпийским чемпионом, но потом что-то не случилось, не получилось, травма, и все весь сценарий жизни разрушился, и он не знает, что ему делать.

Дмитрий Клоков:

Это больше было в предыдущих поколениях. Я опять-таки возвращаюсь к зарплатам это действительно не последнее дело в спорте. Раньше спортсмены начинали с нуля - им хватало только поесть. Сейчас это бизнес, который рано или поздно перестанет быть актуальным. Нельзя браться за голову и говорить, что спорт он такой, взял и закончился. Бизнес тоже рано или поздно заканчивается кризис там или что-то еще. Кризис для бизнеса то же самое, что и травма для спортсмена.

Алексей Андронов:

Для вас тяжелая атлетика это хобби, это просто процесс, который вам нравится, семейная традиция или все же блеск олимпийкой медали, которая все равно где-то присутствует?

Дмитрий Клоков:

Да всё. Это моя жизнь.

Александр Шмурнов:

Какие тактические задачи?

Дмитрий Клоков:

Олимпийская медаль это верх, выше которого невозможно подняться. Нет круче олимпийской медали, поэтому это верхушка. Предпоследней ступеньки я достиг я стал чемпионом мира, заслуженным мастером спорта. Арнольд Шверценеггер достиг практически трех верхушек в разных областях и в спорте, и в кино, и в политике.

Александр Шмурнов:

Вот скажите, а что потом? Политика? Вы вот так себе представляете?

Алексей Андронов:

Там кино еще было.

Дмитрий Клоков:

Могу сказать, что Шварценеггер не могу сказать, что кумир, но человек, на которого стоит равняться и повторить его судьбу, мне кажется, никто бы не отказался.

Александр Шмурнов:

А кумиры вообще есть у вас?

Дмитрий Клоков:

Нет.

Алексей Андронов:

Это из соображения не сотворить себе кумира? Грубо говоря, это сознательный выбор, или это так вышло?

Дмитрий Клоков:

Просто я такой человек, что мне ко всему хочется дойти самому, ни на кого не равняясь. Уверенность в себе это значит, что ты делаешь правильно, и твоя дорога правильная. А когда у тебя есть кумир, то ты стараешься на него ориентироваться, смотреть, как он шел.

Александр Шмурнов:

А как же опыт предыдущих поколений? Они же не просто так?

Дмитрий Клоков:

А что опыт предыдущих поколений?

Дмитрий Клоков:

Многие люди, так или иначе, если не веруют в Бога, по крайней мере, всегда верят в путь какой-то, по крайней мере. Не сотвори себе кумира это понятно, но надо же понимать принципы, по которым все существует. Значит нужно относиться к большим людям, большим фигурам с особым уважением.

Дмитрий Клоков:

Ребята, которые со мной  были на сборах, не дадут соврать, что я всегда стараюсь быть законодателем той же моды какой-то. Раньше как было: штангисты, даже предыдущих поколений, - это дырявые штаны в заплатках, это подвал, пыль. Отец мой, будучи президентом федерации тяжелой атлетики, старался отвести эти стереотипы с подвалами. Он построил академию в Таганроге. Это, конечно, ни на что не похоже это действительно современное здание, где для штангистов предусмотрено все.

Дмитрий Клоков:

Это имидж. А ваша небритость? Берестов тоже входит с бородой. Это такой новый вид тяжелоатлета?

Дмитрий Клоков:

Может быть. Что для меня важно, я один раз выступал с бородой конкретной 2 года назад. Это как кольчуга.

Александр Шмурнов:

Илья Муромец получается.

Дмитрий Клоков:

Ну да. Меня так и прозвали Илья Муромец, такой большой и с бородой я выступал. Хочется меняться как-то. Привычно жить утомляет. Нужно что-то изменять самому, а не ждать, что кто-то будет это делать. Я на соревнованиях очень сильно кричу. Я всегда так кричал, а сейчас это стал мой стиль.

Александр Шмурнов:

Как Шарапова?

Дмитрий Клоков:

Да, можно сказать. Те, кто знают Шарапову, знают, что она кричит. Те, кто знает штангу, знают, что Клоков всегда кричит. Сейчас уже это стиль, какая-то физиологическая особенность.  Я когда занимался у своего первого тренера в ДК при шарикоподшипниковом заводе, тренировки проходили в подвале, а наверху, на первом этаже, была вахтерша. Когда я кричал, она первое время прибегала думала, убивают или бьют мальчика.  Я помню, у меня мама сидела на соревнованиях на трибуне, и вот я выхожу, и женщины, видимо, тоже матери говорят, что смотри, мальчик твой будет сейчас кричать, как недорезанный. Раньше смеялись, а теперь многие подражают даже.

Алексей Андронов:

Тарзан, Тарзан! Если говорить о теннисе, то моду на визг принесла  Селеш.

Александр Шмурнов:

Это не визг, а стон.

Алексей Андронов:

Это кому как. Англичане вообще до сих пор считают, что это недопустимо для Уимблдона издавать такие звуки. 

Дмитрий Клоков:

В штанге это на самом деле помогает. Есть книжка по тяжелой атлетике, и там черным по белому написано то, что крик помогает.

Алексей Андронов:

Для вас поднятие тяжестей это профессия, образ жизни. Для вас в бытовом преломлении бывают какие-то забавные эпизоды? Вот девушка стоит на улице, не может поменять колесо у машины. Вы подошли, подняли ей машину.

Дмитрий Клоков:

Нет. У нас настолько большая конкуренция в нашей категории, что большая опасность травмироваться. Поэтому такие вещи себе позволять нельзя. Мы же не грузчики. Нам все говорят, что мы можем мешки картошки таскать. Да я, может быть, и не подниму мешок картошки, потому что подъем штанги процентов на 50 зависит от техники.

Александр Шмурнов:

А за мешок  картошки не зацепишься.

Дмитрий Клоков:

В том и особенность силового экстрима, что там совершенно другое, хотя и там есть своя техника. Вот как взять круглый камень? Они берут. Мишка Кокляев, который сейчас там занимается, он же штангист. Он нам рассказывал, что у них тоже своя техника, они тренируются, у них также проходят сборы.

Алексей Андронов:

Кстати говоря, насколько сильная эволюция прошла в этом виде спорта? А то мы тут обсуждали и купальники, и ракетки, и все остальное. Внешне выглядит: гриф металлический и блины на нем. Меняется что?

Дмитрий Клоков:

Думаю, нет. Поменялось то, что диски стали обрезиненны, а раньше были просто металлические. Они не гремят.

Алексей Андронов:

Кстати, часто бывают ситуации, я даже видел, когда это показывали, когда штанга у человека укатилась. То есть, он ее бросил, и она покатилась по помосту. Судьи быстро бегут?

Дмитрий Клоков:

Судьи очень быстро бегут.

Александр Шмурнов:

То есть легкая атлетика тоже присутствует в вашем виде. Спасибо, Дмитрий, за этот разговор очень интересный, необычный. У нас в гостях был законодатель мод тяжелой атлетики Дмитрий Клоков. Удачи вам, успехов при выполнении всех задач, а задачи у вас разнообразные. В любом случае мы будем болеть за всех в Пекине, за нашу сборную. Я замечу, что в связи с чемпионатом Европы мы с Алексеем сделаем небольшую паузу в конце июня олимпийский проект снова возобновится, у нас впереди июль, начало августа о тех видах спорта, о которых мы не успели вам рассказать, мы обязательно вам расскажем. У нас в гостях был Дмитрий Клоков, вы смотрели программу 2:1, встретимся теперь примерно через месяц. Не теряйте оптимизма, счастливо!

http://www.ntvplus.ru/

На главную | На титульную