"Звездный вторник" и мягкий и пушистый тяжеловес Дмитрий Берестов

31.01.2008

В гостях у Сергея Акулинина и Лины Красноруцкой обладатель золотой медали Олимпиады в Афинах штангист-тяжеловес Дмитрий Берестов. Полная текстовая версия программы от 29.01.2008.

Сергей Акулинин:
Добрый вечер, здравствуйте. Если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно примерно так, хотя не совсем так сказал когда-то один поэт в те времена, когда не существовало еще спортивных каналов НТВ-ПЛЮС. Тогда не понятно было, зачем зажигаются звезды, а теперь понятно звезды зажигаются затем, чтобы приходить сюда к нам в студию, общаться с вами и с нами, ведущими сегодняшней программы Сергеем Акулининым и Линой Красноруцкой.

Лина Красноруцкая:
Здравствуйте, и сегодня в нашей студии гость, который уже однажды был у нас в студии, но мы решили его еще раз пригласить, потому что прошло уже достаточно много времени с его победы на Олимпиаде. Итак, у нас в гостях Олимпийский чемпион Дмитрий Берестов.

Дмитрий Берестов:
Здравствуйте!

Сергей Акулинин:
Добрый вечер. Спасибо, что приехали, несмотря на то, что тяжелые сборы, несмотря на то, что тяжелый период сейчас проживаете в своей жизни. Но обо всем об этом поговорим в течение часа, постараемся узнать о вас как можно больше, ну, а пока просто поделимся со зрителями той информацией, которую мы уже знаем. Итак, рубрика Досье.

Дмитрий Берестов Олимпийский чемпион, родился 13 июня 1980 года в Москве. Тренируется у Александра Аносова, окончил РГУФК. В тяжелую атлетику пришел в 7 лет, почти случайно, как и подобает всем будущим чемпионам. В 16 стал серебряным призером чемпионата Европы среди юниоров. В 2000-м году серебряным призером чемпионата мира. Но это было только начало. Уже в 2004-м Дмитрий Берестов опять завоевывает серебряную медаль чемпионата России и чемпионата Европы. И в том же 2004-м выигрывает самую главную медаль в своей жизни Олимпийское золото Афин в весовой категории до 105 килограмм. К сожалению, на этом белая полоса везения у Дмитрия закончилась. Он получил обидную дисквалификацию на два года. Сейчас, когда срок дисквалификации почти истек, всем очень интересно, как изменился Дмитрий Берестов как человек, ну и как спортсмен, соответственно.

Сергей Акулинин:
Итак, прошло 4 года с момента победы на Олимпийских играх в Афинах. Совсем не за горами уже Олимпиада в Пекине. Так вот свойственно спортсменам жить вот этими четырехгодичными циклами от одной Олимпиады до другой. Дмитрий, для вас, наверное, эти четыре года были, без преувеличения сказать, самыми насыщенными в жизни с точки зрения событий и того, что с вами происходило.

Дмитрий Берестов:
Ну, да. Столько всего произошло, и плохого, и хорошего Но с одной стороны я все же рад, что так произошло, потому что когда все хорошо, как-то сразу жизнь

Сергей Акулинин:
Но давайте сразу о плохом не будем. Вы же выиграли Олимпиаду

Дмитрий Берестов:
Ну, все равно, плохое это тоже жизнь, это нормально. Выиграл Олимпиаду, да, всё прекрасно было. А сразу после Олимпиады у меня еще одно событие такое запоминающееся это свадьба. Я нашел свою вторую половинку, буквально год назад у нас родилась дочка Василиса. Вот это событие для меня в жизни самое главное сейчас, да, я думаю, это для любого человека самое главное событие вообще. Сейчас я живу это все ради своей дочки. Все, что я делаю, поднимаю, все, что буду делать  - это все ради неё.

Сергей Акулинин:
Тема отцовства у нас как-то доминирует в нашей программе.

Лина Красноруцкая:
Да, но это приятно.

Сергей Акулинин:
У нас каждый второй гость приходит и рассказывает о ребенке, и это здорово.

Лина Красноруцкая:
Они растят уже смену себе, на самом деле. Тем временем, мы ждем звонков от наших телезрителей. Звоните, задавайте вопросы Дмитрию. Дим, скажите пожалуйста, те эмоции, которые вы испытывали после Олимпиады, вы были здесь в студии, я посмотрела ту запись, видела ваши счастливые глаза. Вот восприятие тогда и сейчас этой Олимпийской медали, оно разное? Или все-таки как-то похоже?

Дмитрий Берестов:
Естественно разное. Сейчас я смотрю эти кадры, которые уже давно не смотрел, действительно, прямо мурашки бегут по телу, такие впечатления, с новыми силами это всё накатывает. Но, естественно, проходит время, все устаканивается. Сейчас надо идти вперед. Естественно, я думаю о каких-то новых вершинах, новых достижениях, и дай бог, чтобы у меня все получилось, что я запланировал на этот год. Чтобы я смог отобраться в сборную, чтобы я смог выступить на Олимпиаде. И, естественно, сейчас, когда я в ранге Олимпийского чемпиона уже, я ничего кроме золота уже не хочу, ничего другое меня не устроит. Поэтому сейчас я буду надеяться, что мои мечты сбудутся на ближайшее время.

Сергей Акулинин:
Говорим об Олимпиаде, о положительных эмоциях. Тогда, может быть, вы думали, сколько у вас впереди Олимпийских циклов, как у вас продолжится карьера, или тогда об этом речь не шла?

Дмитрий Берестов:
Если начинать с самого начала, то есть, когда до Олимпиады оставалось год-два, конечно, это все было как-то фантастически, что я попаду на Олимпиаду, что я выиграю ее. Как-то я сказал перед Олимпиадой, что хочу стать чемпионом. На меня тогда многие люди как-то косо смотрели, что я зазнался или что-то такое. А когда я победил, стал Олимпийским чемпионом, моей целью стало стать трехкратным Олимпийским чемпионом. В России в тяжелой атлетике еще нет такого человека, который был бы трехкратным Олимпийским чемпионом. Да и в мире еще нет ни одного четырехкратного Олимпийского чемпиона, и каждый, кто стал двух- трехкратным мечтают стать четырехкратным. Для меня это цель.

Лина Красноруцкая:
На самом деле, это хороший стимул, потому что

Дмитрий Берестов:
Кто-то говорит, что хороший стимул, а кто-то говорит, что это зазнайство или что-то такое

Лина Красноруцкая:
Ну, я не согласна. Я считаю, что должна быть такая цель, к которой ты будешь стремиться. Она может быть заоблачная, но тем не менее

Дмитрий Берестов:
Надо ставить самые заоблачные цели, чтобы достичь какого-то результата.

Лина Красноруцкая:
Но вот в ранге уже Олимпийского чемпиона, сейчас, наверное, уже другой настрой на Олимпиаду в Пекине, уже груз ответственности, да?

Дмитрий Берестов:
Знаете, это все естественно, но в связи с тем, какая у меня сложилась ситуация, что у меня дисквалификация, получилось, что я ушел в тень, обо мне не особо разговаривают, и это в принципе для меня хорошо. Но, конечно, я знаю о том, что ко мне будет особое внимание. Если вспомнить ситуацию перед прошлой Олимпиадой, я помню, какой груз ответственности был на Глебе Писаревском. На него давили все газеты, что ты у нас не рыжий, ты золотой, ты выиграешь Олимпиаду. Естественно, это очень сильно бьет по психике, это очень тяжело. И я не могу сказать с уверенностью, что я выдержу все это. Но я, по крайней мере, уже знаю, как это тяжело, на примере Глеба, и постараюсь уйти от этого, груз перенести на кого-то, может быть, и попытаюсь выдержать.

Лина Красноруцкая:
А вы готовитесь с психологом, может быть? Это же распространено в спорте.

Дмитрий Берестов:
У меня жена психолог по профессии

Лина Красноруцкая:
Хорошо устроились(смеется)

Дмитрий Берестов:
Она, может и психолог по профессии, но в семье, она говорит, чтобы её не трогали на эту тему.

Лина Красноруцкая:
Ну, я надеюсь, что вы справитесь.

Дмитрий Берестов:
Я тоже очень надеюсь.

Сергей Акулинин:
У нас есть звонок, давайте послушаем. Здравствуйте.

Зритель:
Здравствуйте, я бы хотел спросить Дмитрия по поводу его дочки. Были ли такие дни, когда приходилось не спать из-за ребенка, вставать, кормить его ночью?

Лина Красноруцкая:
Ну конечно было

Дмитрий Берестов:
Спасибо, Жень, за вопрос. Это Женя Чигишев, если вы знаете, тоже штангист наш, супертяжеловес, наша надежда Олимпийская. Я же на сборах сейчас нахожусь, и мы договорились, что он позвонит и задаст вопрос, не касающийся тяжелой атлетики. Если честно, я знаю, что у Жени тоже скоро будет ребенок, поэтому у него такие вопросы.

Лина Красноруцкая:
Ну, правильно, дайте дельный совет, вы же уже папа с опытом

Дмитрий Берестов:
Если честно, спортсмену удобно быть отцом. Всем занимается жена, пока ты уезжаешь на сборы, соревнования. Приезжаешь ребенок вроде как уже вырос чуть-чуть, ты понянчился, сюси-пуси, и опять уехал на сборы хорошо и удобно. Но, естественно, в тот год, когда Василиса родилась, я часто был дома. Естественно, и были такие ночи тяжелые, когда она плакала. Но я тоже хорошо устраивался уходил в другую комнату. Сказал жене, ты ночью меня не трогай, я буду спать, а днем делай со мной, что хочешь, я все твои требования и просьбы выполню.

Лина Красноруцкая:
Ну, а говорят, что у мам есть материнский инстинкт, что она, когда есть маленький ребенок, никогда не уснет, настолько крепко, чтобы не услышать, если ребенок заплачет. Вы можете так уснуть, чтобы не слышать своего ребенка?

Дмитрий Берестов:
Ко всему должна быть привычка. Сейчас, когда я, побыв 2-3 недели на сборах, приезжаю домой, тяжело привыкнуть. Даже не то, что, если заплачет, а пошевелится, что-то попросит. Естественно, сначала непривычно, просыпаешься, но со временем это проходит. Но все равно, когда я на один день приезжаю, я стараюсь спать в другой комнате.

Лина Красноруцкая:
Тем временем, у нас есть еще один звонок. Добрый вечер.

Зритель:
Добрый вечер, во-первых, хотелось бы пожелать Дмитрию исполнения его желаний в этом году, чтобы все сложилось хорошо. А вопрос про тяжелую атлетику. Дима, где будет проходить отбор в этом году в команду, и кто ваши основные конкуренты? Спасибо.

Сергей Акулинин:
Дим, давайте сразу, это друг звонил?

Дмитрий Берестов:
Нет, не друг, но, видимо, человек, разбирающийся в тяжелой атлетике. Вопрос он задал про отбор Если честно, про отбор знает только главный тренер. Но так как мы постоянно общаемся, то, что он нам говорит информацию какую-то, наверное, отбор именно в нашей категории, ну и, может быть, в некоторых других категориях будет проходить в Сыктывкаре, если не ошибаюсь. По срокам это май, середина мая. Там, кто победит, тот и попадет на Олимпийские игры. Сейчас все спортсмены готовятся к чемпионату. Скажу за свою категорию, что, без ложной скромности, у нас самая сильная категория в России считается до 105 кг. Потому что там собрались такие спортсмены, ну, начнем с Олимпийского чемпиона, это ябез ложной скромности (смеется)

Лина Красноруцкая:
Правильно, правильно (смеется)

Сергей Акулинин:
Ну, вот он-то не будет вашим соперником во время отбора.

Дмитрий Берестов:
Ну, почему?

Лина Красноруцкая:
Наоборот.

Дмитрий Берестов:
Самое сложное быть в форме и бороться с собой. У нас такой вид спорта, что ты же не борешься напрямую с соперниками, ты борешься со штангой. Если ты будешь сильным, в хорошей форме и будешь уверен, что ты поднимешь вес, какой тебе надо, то соперники уже не достанут. Таккто у нас еще?.. Дмитрий Клоков чемпион мира, неоднократный призер чемпионатов мира, основной претендент на поездку на Олимпиаду. Глеб Писаревский, о котором я уже упоминал. Он уже был призером Олимпийских игр. Это Дмитрий Лапиков, который на последнем чемпионате России установил рекорд России. Все очень сильные, и говорить с уверенностью, что кто-то из них, или я, поедет, никто не может сказать. Давид Адамович Ригерт главный тренер сборной России сделал правильно, как я считаю, в том, что сказал всем откровенно, что несмотря на все наши заслуги, что у кого было, будет один старт, кто на нем победит, тот и поедет на Олимпийские игры.

Лина Красноруцкая:
А что, поедет только один человек?

Дмитрий Берестов:
Ну, в нашей категории едет два человека. И из этих, сколько я назвал, 4-5 человек Забыл еще сказать про Сморчкова Владимира он тоже чемпион мира, поэтому я его не скидываю со счетов. Вот эти 5 человек будут реально претендовать на золото, на выигрыш, на первое-второе место. И кто из нас окажется на данный момент сильнее, тот и поедет. Но, если я что-то проиграю, то обид не будет, потому что все будет в честной борьбе, надеюсь, в честной борьбе.

Сергей Акулинин:
Дмитрий, вот хотел бы сравнить эту ситуацию с той, в какой вы оказались перед олимпийскими играми в Афинах, когда не многие специалисты говорили о том, что именно вы будете представлять нашу страну. И вы там прыгнули, что называется, в последний вагон, и в результате обратно уже в первом вагоне приехали с золотой медалью.

Дмитрий Берестов:
Да, так бывает. Мне, можно сказать, повезло, сошлись звезды в тот момент. Можно быть сильным в данный момент, можно тренироваться, можно поднимать мировые рекорды на тренировках, но это ничего не значит. Ты должен поднять в данный момент, на соревновании. Так получилось, что на тот момент у меня было три удачных старта это чемпионат России, где я стал вторым после Глеба Писаревского, на чемпионате Европы я опять же стал вторым, и уже непосредственно отбор. Это все проходило в очень короткий промежуток времени, и я и сам не думал, что смогу так на каждом старте прибавлять. Четыре старта для нашего вида спорта это очень тяжело, за три-четыре месяца. Все как-то сложилось, что не было травм, еще чего-то.

Сергей Акулинин:
А сейчас такая же ситуация складывается?

Дмитрий Берестов:
Ну, допустим, сейчас я нахожусь в хорошей форме, но я не могу сказать, что будет через месяц, что будет в мае. Может что угодно случиться. Вот это уже судьба. Я делаю все, что от меня зависит я тренируюсь, я уже практически год нахожусь на сборах в городе Чехове. Но дальше, как говориться, как бог даст. Надеюсь, что все сложится именно так, как я хочу, как я запланировал.

Лина Красноруцкая:
Об этом мы еще поговорим, а пока у нас есть звонок. Здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель:
Добрый вечер. Спасибо ведущим и телеканалу, что пригласили Дмитрия на вашу программу. Хочу спросить, Дмитрий, по радио слышал, что в Москве проходил турнир памяти вашего первого тренера. Если можно, поподробнее, как это было, и как всё прошло? И хочу пожелать вам удачи, пускай у вас все будет хорошо. Спасибо.

Дмитрий Берестов:
Спасибо.

Сергей Акулинин:
Спасибо вам. Расшифровывайте, кто позвонил, что за турнир?

Дмитрий Берестов:
Это один очень хороший друг позвонил. Спасибо, Вов, что дозвонился. Я знал, что он будет звонить, не знал, дозвонится или нет, но

Лина Красноруцкая:
Всегда приятно

Дмитрий Берестов:
Да, всегда приятно, что друзья дозваниваются, что смотрят, переживают

Сергей Акулинин:
Ну, ответьте же другу, что за турнир?

Дмитрий Берестов:
Хотелось бы рассказать, что мы сейчас делаем с моими друзьями, очень хорошую такую вещь. Мы помним нашего первого тренера Окунева Михаила Сергеевича. В этом году ему могло исполниться 70 лет. Мы в память о нем каждый год уже на протяжении трех лет проводим турнир. Он так и называется "Памяти Окунева Михаила Сергеевича." Я, многие мои друзья, те, кто раньше у него тренировался вкладывают какие-то средства, помогают провести соревнование. Вот Вова спросил, что это за турнир. Хочу сказать, что этот турнир будет с каждым годом развиваться, так как уже ниже определенного уровня мы не хотим опускаться. Каждый год возрастает число участников соревнования, возрастает число людей, которые хотят помочь, которые помнят этого человека как просто хорошего человека, не только хорошего тренера. Он был просто замечательным человеком, иначе просто столько людей не откликнулось бы помощь в проведении турнира.

Лина Красноруцкая:
А этот турнир для детей или для взрослых?

Дмитрий Берестов:
Этот турнир в основном для детей и для взрослых, можно сказать для ветеранов, которые когда-то раньше поднимали, а сейчас уже нет. Но в основном для детей. Потому что сам Михаил Сергеевич был детским тренером, и сколько он воспитал мастеров спорта, только пока я тренировался. В основном для детей, да. Я хотел сказать, что призы, которые мы дарили, не сопоставимы ни с одними призами чемпионата Москвы или других каких-то турниров. Сейчас мы подарили детям за 1-е, 2-е, 3-е места Sony Play Station, так у них такие глаза были бешенные, когда они увидели подарки. Раньше им дарили на чемпионате Москвы медаль или грамоту, а тут какие-то призы, они в таком восторге были. Поэтому, я думаю, что с этого турнира как-то тяжелая атлетика хотя бы в Москве по чуть-чуть начнет подниматься. Потому что с набором сейчас, с развитием тяжелой атлетики сейчас стало слегка хуже. Но я надеюсь, что все будет нормально.

Лина Красноруцкая:
Вы знаете, у нас каждый раз гости приходят спортсмены социально активные. На прошлой программе был, на позапрошлой. Это настолько радует, настолько греет душу. Это говорит о широте русской души, мне кажется.

Сергей Акулинин:
Да, настоящий русский богатырь у нас в гостях. Я предлагаю еще раз вспомнить золотые мгновения те самые, чтобы со спортивной темой уже закончить и поговорить уже о чем-то другом. Дмитрий, прокомментируйте, пожалуйста.

Лина Красноруцкая:
Мне очень интересно, с каким вы настроем тогда выходили, что вы в тот момент чувствовали?

Дмитрий Берестов:
Была какая-то сумасшедшая уверенность, если честно. Никогда ни на каких соревнованиях я такой уверенности не чувствовал. Когда я выходил, я на 100% был уверен, что любой вес, какой мне сейчас поставят, я подниму. Тем более в рывке, я помню, я хотел начинать с веса чуть-чуть побольше. Мне хотелось выбрать чуть-чуть побольше, чем я выбрал. И старший тренер сделал так, что я начинал с меньшего веса, и, наверное, угадал. Потому что неизвестно, что было бы, если бы я начал с большего веса. В последней попытке я установил Олимпийский рекорд 195 кг.

Лина Красноруцкая:
Ну, по выражению лица видно, что Олимпийский чемпион просто вышел поднимать

Сергей Акулинин:
А я вот смотрю, и мне страшно, насколько ваш вид спорта зависит от мелочей. Ни в футболе такого нет, ни в хоккее, в большом теннисе, если ты проигрываешь первый сет, то у тебя еще есть шанс исправиться. Здесь все происходит за какие-то секунды.

Дмитрий Берестов:
У нас тоже, если ты, например, недобрал в первом упражнении в рывке, то у тебя еще есть шанс добрать во втором упражнении в толчке. Как у нас говорят, толчок это король победы, кто хорошо толкает, тот и выигрывает. Но естественно, лучше хорошо поднимать и в одном упражнении, и в другом тебе будет легче потом. Я там поднимал 225 кг

Лина Красноруцкая:
Я как представлю, у меня мурашки по коже, как можно такой вес поднять?

Дмитрий Берестов:
Для обычного человека, конечно, и 100 кг много. Потом я толкал 230 кг, и я уже знал, что, если я его толкну, то я становлюсь минимум Олимпийским призером. И меня тренер успокаивал, подожди, еще не всё.

Сергей Акулинин:
Венгерский спортсмен тогда с вами конкурировал, по-моему, да?

Дмитрий Берестов:
И венгерский, и украинский. Украинец Игорь Разоренов мог меня обойти, если бы толкнул 235 кг в последнем подходе. В последнем подходе я немножко расслабился где-то, поэтому не поднял тот вес, который хотел, но был и расстроен, и рад, потому что знал, что все сделал удачно, а насколько удачно уже покажет последний подход Игоря Разоренова.

Лина Красноруцкая:
Я так понимаю, что у вас уже в этот момент где-то в животе щекотало от чувства победы, которая приближается.

Дмитрий Берестов:
Вы знаете, когда я ехал на Олимпиаду, не то, что вершиной моих желаний было стать призером, я реально думал, что хорошее выступление для меня это призовое место. И когда я поднимаю этот вес, и уже знаю, что я призер Олимпийских игр, для меня какой-то щелчок произошел, я уже немножко расслабился и на последний вес вышел немножко вальяжно.

Лина Красноруцкая:
Знаете, мне кажется, что когда ты настраиваешься, то обычно ничего не получается. А вот эта доля расслабленности, которая у вас была, может и сыграла решающую роль? Вы не накручивали ни себя, ни события вокруг себя.

Дмитрий Берестов:
Может быть. Это из той же оперы, что на мне не было никакого груза ответственности, как на том же Глебе Писаревском, моем сопернике. Для меня было проще мы тебя взяли в сборную, выходи, поднимай, докажи, что мы не зря тебя взяли. А на Глеба давили, что он должен выиграть, потому что он чемпион. Естественно, это огромный психологический груз. Поэтому сейчас я этого боюсь

Лина Красноруцкая:
Вы сейчас можете поменяться местами просто

Дмитрий Берестов:
Я надеюсь, что этого не получится, и буду стараться, по крайней мере. Посмотрим

Сергей Акулинин:
У нас есть еще один звонок от нашего телезрителя. Добрый вечер.

Зритель:
Добрый вечер. Дмитрий, скажите, пожалуйста, будем говорить откровенно, вы гордость нашей нации, приносите нам медали на международной арене, завоевали самую главную медаль, какая бывает в жизни спортсмена.  Скажите, у вас нет обиды за отношение к вам, вашему виду спорта? Если сравнить ваш вид спорта с футболом наши футболисты нашу страну нигде не представляют, и получается, что только позорят. А ваш вид спорта, можно сказать, олицетворяет наше государство. И в финансовом плане, зарплаты наших футболистов не только по отношению к тяжелой атлетике, но и к плаванию, гимнастике

Сергей Акулинин:
Хорошо, понятен ваш вопрос

Зритель:
Хорошо, не существует ли у вас какой-то обиды? И еще, в СМИ про вас почти ничего не слышно. Большое спасибо НТВ-ПЛЮС, что таких спортсменов из менее популярных видов спорта приглашаете на передачи.

Сергей Акулинин:
Спасибо вам большое.

Дмитрий Берестов:
Это в принципе больная тема, и она была больной очень долго, но сейчас я как-то немножко остыл. Футбол, хоккейя тоже люблю смотреть футбол и хоккей. Это национальные игры, и понятно, почему так много показывают, почему там спонсорство. Естественно, для спортсменов это немножко становится обидно, тем более для тех, которые выходят на более серьезный уровень. Везде футболистов показывают, все чемпионаты. У нас даже чемпионат Европы или мира не показывают. В финансовом плане тоже Когда был молодой, горячий, естественно, меня это очень сильно задевало, я пытался это оспаривать, кричать. Но сейчас я отношусь к этому немножко с пониманием. Если честно, я сейчас смотрю на наш вид спорта с финансовой стороны очень хорошо нам стали помогать спортсменам. И, если ты хорошо поднимаешь, или ты в борьбе какой-нибудь хорошо выступаешь, то государство сейчас платит очень приличные деньги. Несколько лет назад было намного хуже. В плане того, что, конечно, надо освещать все эти виды спорта, даже я смотрю, сейчас освещают не те виды спорта, какие надо. Освещают виды спорта, не входящие в Олимпийское движение. Надо продвигать те виды, которые изначально были в Олимпийском движении. Кстати, федерация тяжелой атлетики этим должна заниматься продвижением нашего вида спорта, чтобы показывали его. Я не говорю о чемпионате России, но хотя бы чемпионат Европы, чемпионат мира. Тем более, сейчас есть хорошие, сильные спортсмены, и люди должны знать, что есть такие, что тяжелая атлетика сейчас на подъеме.   Я считаю, что сейчас у нас будет не одна Олимпийская золотая медаль, а две или три даже.

Лина Красноруцкая:
Насколько я знаю, там вообще 15 комплектов разыгрывается, да?

Дмитрий Берестов:
Ну, это вместе с женщинами. У нас на Олимпиаде 10 разыгрывается, да. Я считаю, что сейчас у нас все спортсмены, которые поедут на Олимпийские игры, будут все в призах, я так думаю. Это уже в зависимости от того, как сложится судьба. Может, если все так удачно сложится, то у всех, кто у нас поедет, во всех категориях у нас будет золото. Это же тоже не исключено.

Сергей Акулинин:
Дай бог, чтобы так было. Дмитрий, коротенький вопрос на ваш взгляд, тяжелая атлетика какие место сейчас занимает по популярности среди всех видов спорта? Хотя бы ориентировочно, в каком промежутке она находится?

Дмитрий Берестов:
Ну, далеко Не показывают сейчас ничего. Даже грамотности людей сейчас не хватает. Вот мы начали говорить о наборе, я начал заниматься тяжелой атлетикой в 10 лет. На самом деле, тяжелая атлетика же полезная, а все думают, что она вредная для детского организма. Это все не правильно. Я начал заниматься с 10 лет, и все мне говорили, что я буду маленьким, не вырасту, но я сейчас 180 см, здоровый, красивый, не жалуюсь. Сейчас вспоминаю разговор, как две мамы отдавали своих детей в секции у нас зал открыли в Доме физической культуры бокс, борьба, тяжелая атлетика. Вот, одна мама приходит и спрашивает у другой:
- Ты куда своего сына отдала?
- Я в борьбу.
 - А почему?
- Ну, там еще бокс, но в боксе по голове бьют, это ужас. А ты куда?
- Я тоже в борьбу.
- А ты знаешь, там на первом этаже штанги какие-то
- Ты что, это хуже, чем бокс!
Просто из-за неграмотности людей такое. Естественно, надо освещать, рассказывать. Я не говорю, что это вина руководства или еще кого, я могу и на себя эту ответственность взять, что это я, как Олимпийский чемпион, на меня ровняются дети, я должен этим заниматься. Но, если честно, просто не хватает не то, что времени... У меня сейчас все мои мысли только об одном как попасть на Олимпиаду. Поэтому должны делать всеобщим трудом. Это упирается и в финансы очень сильно, поэтому этим должны заниматься и непосредственно в нашей федерации.

Лина Красноруцкая:
Я считаю, что такие виды спорта не популярные, люди которые в этом спорте это настоящие спортсмены, потому что теннисисты, футболисты, хоккеисты это люди уже больше шоу-бизнеса. А настоящий спорт вот он.

Дмитрий Берестов:
Я считаю, что всё равно это всё зависит от человека. Бывает человек публичный. Некоторые из спортсменов, которых я знаю, если бы стали Олимпийскими чемпионами, раскрутились бы также как те же футболисты или теннисисты. Я не особо это люблю.

Лина Красноруцкая:
Но вы же знаете, что это надо.

Дмитрий Берестов:
Я знаю, что это надо, чтобы популяризировать этот вид спорта, но не для этого, видимо, я создан.

Сергей Акулинин:
Давайте послушаем еще одного телезрителя. Здравствуйте.

Зритель:
Добрый вечер. Это Василий Половников, город Чехов. Такой вопрос Дмитрию есть ли у него какие-то еще интересы в жизни и перспективы в них? Чем он будет заниматься и кем он себя видит после окончания своей спортивной карьеры?

Сергей Акулинин:
Спасибо, замечательный вопрос.

Дмитрий Берестов:
Надеялся, что никто не задаст этот вопрос, и все-таки Вася задал. Я так чувствую, там вся тяжелая атлетика собралась у телевизора. Спасибо за вопрос. Мы вот разговаривали с вами о хобби - хобби у меня нет.

Лина Красноруцкая:
Вы говорили до эфира, что скажете, что умеете вышивать крестиком.

Дмитрий Берестов:
Есть какие-то интересы, есть банальные я люблю посидеть в интернете, поиграть в компьютерные игры, в тот же футбол, например, мы сейчас играем с ребятами. Для меня сейчас интересы это моя дочка, я с ней хочу проводить время побольше. Я когда домой прихожу, стараюсь с ней время проводить, играть, не получается очень много, но стараюсь. А что касается того, что я буду делать после спорта я не могу сказать, что я буду делать конкретно, но я точно буду связан с тяжелой атлетикой. Может, буду работать тренером, может, еще кем-то. Ничего не исключаю.

Сергей Акулинин:
У нас есть звонок.

Лина Красноруцкая:
Добрый вечер, говорите.

Зритель:
Добрый вечер. Последнее время, перед чемпионатом мира и после него звучала тема допингов. Насколько я знаю, ты тоже в свое время попал, а сейчас хотелось бы понять, не было ли это организованно какими-то силами, международными организациями или с учетом того, что Олимпиада будет в Пекине, нашими прямыми конкурентами?

Сергей Акулинин:
Спасибо большое за вопрос, тем более, что тему допинга мы никак не могли обойти стороной. Отмечу, что на сегодняшний момент Дмитрий пребывает в двухгодичной дисквалификации, которая заканчивается в апреле. Расскажите ваше отношение, как это случилось?

Дмитрий Берестов:
Ну, вот зритель спрашивал, как это со стороны других стран. Мне кажется, такого нет. Просто идет борьба с допингом, и это правильно. Но, может, надо как-то по-другому бороться? Я не специалист в этом плане Но что касается моей дисквалификации, обычный международный допинг-контроль приехал проверить меня, я никуда не готовился на тот момент, ни на какие соревнования, был абсолютно уверен, что пройду этот допинг-контроль. Я сдал, все в порядке, а через какое-то время мне объявили, что у меня положительный результат, что у меня нашли какой-то препарат. Я в принципе даже его названия не знаю. Если сейчас думать, что там, кто там много версий было: что кто-то подсыпал, что я что-то ел специально За два года, которые прошли, я так и не пришел к точному мнению, что произошло. Просто я теперь стал намного осторожнее и перестал открываться людям. Раньше я был открыт абсолютно для всех. Сейчас я для кого-то могу и закрыться, немножко с недоверием к людям стал относиться. Все-таки есть то, что кто-то мне все-таки помог с этой дисквалификацией. По факту я так и не понял, что это было. Разбираться, судиться я посчитал, что это бесполезно, бессмысленно, лучше спокойно эти два года настроиться на борьбу, разозлиться на ситуацию, и с двойной энергией готовиться к Олимпиаде. В принципе, так и получилось. Я два года отдал полностью тренировкам с удвоенной энергией.

Лина Красноруцкая:
Вообще, сейчас тема допинг очень распространена в разных видах спорта. Вам не кажется, что Всемирное антидопинговое агентство ВАДА может вести специальные показные дела? Причем показные дела на каких-то именах. На моей памяти был случай, когда тренер в теннисе, которая уже ушла из спорта, про нее сказали, что она принимает допинг. У вас не было такой мысли, что они хотели напомнить о себе?

Дмитрий Берестов:
Естественно, СМИ очень любят муссировать такую тему.

Сергей Акулинин:
Причем какие там всегда глаголы употребляются пойман, уличен, попался

Дмитрий Берестов:
Да. Я недавно смотрел программу К барьеру, там выступал Ярмольник с одним из редакторов газет желтой прессы. У них была тем про желтую прессу, про то, что они пишут. И Ярмольник был по-человечески прав, сказав, что, если уж вы пишите, вы должны быть за людей, а вы получаетесь против людей. Страдают не сами люди, про которых пишут, а страдают их родственники. Писали тогда, что я чемпион по таблеткам, подвел Россию, что я чуть ли не враг России. Я-то какой-то барьер поставил, а страдали мои родители. Мама очень переживала. Здоровье очень сильно подорвалось у родителей, когда они узнали какой для них это стресс. И начали муссировать эту тему в СМИ, это не правильно. И эта тема, что, когда я выиграл Олимпиаду, я герой России, а когда я попался на допинге, я уже не герой, а враг России.

Сергей Акулинин:
А сильно меняется отношение к спортсмену, который дисквалифицирован?

Дмитрий Берестов:
Очень сильно. Я с одной стороны рад, что так получилось, потому что я очень многое узнал. И пересмотрел отношение к людям. Когда я выиграл Олимпийские игры, столько людей появилось. И я даже, если честно, запутался. Я же такой доверчивый человек, я ко всем с добротой, с распростертыми объятьями. И вот эта дисквалификация показала, насколько резко отношения меняются у людей, кто настоящий друг, а кто лицемер. С этой стороны, я рад, что так получилось.

Лина Красноруцкая:
Вообще, у разных спортсменов отношение к допингу разное. Я как-то смотрела передачу на эту тему, и там мнение было таково, что некоторые спортсмены готовы ради результата даже принимать допинг.

Дмитрий Берестов:
Знаете, ради результата человек готов на всё. Я противник допинга. Не то, что это в спорте. Я за здоровое общество. То, что в спорте принимают, это одно, а если ребенок 15-16-летний слышал об этом, спросил в какой-то качалке, он же не знает, как чего наестся, и не дай бог может до летального исхода дойти. Вот это страшно. В спорте я просто за чистоту, справедливость, а в глобальном смысле это страшно. Это для молодежи очень вредно. То, что вы говорите для результатов да, когда я еще маленький был, мы с друзьями разговаривали, а что ты можешь сделать, чтобы выиграть? Я мог сделать все, что угодно. То же и в этом смысле. Многие хотят быть сильнее и принимать этот допинг.

Лина Красноруцкая:
Ну, нас всех призывали к честности.

Дмитрий Берестов:
Да, должна быть справедливая, честная борьба. Если это будет так, не будет и допинга. Если все будут точно знать, что никто ничего не принимает, то никто и не будет ничего принимать. Я по жизни, не только в спорте, но и в жизни иду с таким лозунгом, что все должно быть по справедливости. Если все будет честно и открыто, то и проблем не будет, и люди будут добрее, и всё будет в мире хорошо.

Лина Красноруцкая:
Ой, как здорово.

Сергей Акулинин:
Последнюю часть программы мы по традиции посвящаем личной жизни, семейным отношениям и так далее. Расскажите, как у вас на семейном фронте? Супруга, замечательная дочка. Как познакомились?

Дмитрий Берестов:
Прямо так, с самого начала?

Сергей Акулинин:
Ну, можно вкратце.

Дмитрий Берестов:
Ну, мы знаем друг друга уже очень давно с моей женой Дашей. Учились вместе, в какие-то периоды расходились, сходились, но так получилось, что после Олимпиады мы снова сошлись и уже решили соединиться.

Сергей Акулинин:
2004 год принес вам два золота.

Дмитрий Берестов:
Я и говорю, что вот этот год, можно сказать, мой год был все мои мечты сбылись, любимый человек со мной рядом, Олимпийская медаль. Сейчас еще у меня дочка есть. Я могу уже себя назвать счастливым человеком.

Лина Красноруцкая:
Осталось еще родить сына и посадить дерево.

Дмитрий Берестов:
На самом деле, когда Василиса еще в животике была, мы думали, что это мальчик. И все думали, что будет мальчик, мы с ней и разговаривали как с мальчиком, вот, будет Егорка, я уже готовился его тренировать Но сейчас я рад, что у меня дочка.

Лина Красноруцкая:
А ваша жена имеет или имела отношение к спорту?

Дмитрий Берестов:
Нет, абсолютно далекий человек от спорта, даже слышать об этом не хочет.

Лина Красноруцкая:
Но вам легче от этого?

Дмитрий Берестов:
Я не знаю, я никогда не жил, не встречался со спортсменкой, поэтому не знаю, что это такое.

Лина Красноруцкая:
24 часа в сутки говорить о спорте

Дмитрий Берестов:
Да, может, это намного хуже, и я знаю мнение, что это не очень хорошо. С другой стороны, я знаю семьи, очень хорошие Мне кажется это не зависит от этого. А моя жена никакого отношения к спорту не имеет

Лина Красноруцкая:
И иметь не хочет

Дмитрий Берестов:
Да, и иметь не хочет. Как-то я ее пытаюсь привлечь, чтобы она чем-то занималась, хотя бы каким-нибудь фитнесом, но она совсем не хочет.

Лина Красноруцкая:
А дочку вы в какой вид спорта отдадите?

Дмитрий Берестов:
В какой вид спорта не знаю, но точно не в тяжелую атлетику. Я ничего против не имею женской тяжелой атлетики, но свою дочку не отдам.

Лина Красноруцкая:
Но вы в ней сейчас кого видите? Наверняка, определенный образ есть? Она у вас пацанка или наоборот принцесса?

Дмитрий Берестов:
Она у меня крепышка такая, тяжеловес

Сергей Акулинин:
В папу, в папу

Дмитрий Берестов:
Ну, я не знаю, какой вид спорта. Я знаю, что она будет заниматься каким-то спортом не говорю, что профессионально но то, что я буду отдавать ее в какой-то спорт, не могу сказать каким

Лина Красноруцкая:
Ну, почему же? У каждого родителя есть мечта какая-то, не реализованная им самим, которую он хочет воплотить в ребенке.

Дмитрий Берестов:
У меня такого нет. Я просто хочу, чтобы у меня был здоровый, счастливый ребенок.

Лина Красноруцкая:
Хорошо, а жена чего хочет?

Дмитрий Берестов:
Жена хочет, чтобы ребенок был умный, как она, наверное. А я хочу, чтобы она была стройная, красивая, и все это соединится, она будет умная, стройная, красивая. А я сделаю все, чтобы она была счастливая.

Лина Красноруцкая:
Это самое главное.

Сергей Акулинин:
Дмитрий, вот на вас смотришь рост 180 см, богатырская стать, спортивное телосложение. А дома вы какой?

Дмитрий Берестов:
Дома я лентяй. Я не люблю активный отдых, я люблю лечь на диванчик, полежать. На сборах каждый день тренировки, хочется домой приехать, лечь, тут бегает дочка, там жена где-то ходит Вот так меня устраивает. Какой я? Я вообще мягкий, добрый и пушистый.

Лина Красноруцкая:
Знаете, я могу лишь сказать, что это настоящий спортсмен, прям до мозга костей. Узнаю родную душу.

Дмитрий Берестов:
Если честно, да. То, что мне говорили, какое у меня хобби для меня тяжелая атлетика это и хобби, и профессиональная деятельность, это для меня жизнь. И если я неделю не потренируюсь, меня просто тянет в зал, я хочу что-нибудь потягать. Для меня это жизнь, и я думаю, для меня так и будет продолжаться всю жизнь.

Сергей Акулинин:
Ну, что ж, на этой позитивной мысли мы заканчиваем программу. Целый час мы общались с Олимпийским чемпионом по тяжелой атлетике Дмитрием Берестовым, и он предстал перед нами и отцом, и тяжелоатлетом, и спортсменом, и немножко лентяем. Ну, с кем не бывает.  Спасибо, что были с нами. С вами были Сергей Акулинин и Лина Красноруцкая и Дмитрий Берестов. Спасибо за внимание, до новых встреч на каналах НТВ-ПЛЮС.

Дмитрий Берестов:
До свидания!

Лина Красноруцкая:
До свидания!

На главную | На титульную